ул. Арбат, 35
(499) 241-07-40

Наш Архив

Календарь

<<< 2020, Сентябрь >>>
пн вт ср чт пт сб вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
29
30    

Информация

Дополнительную информацию о наших вечерах Вы можете получить по телефонам: 8 (499) 241-11-51 (отдел по работе со зрителем)
и 8 (499) 241-17-34 (пресс-служба).
Билеты можно приобрести в кассах Центрального Дома Актера.
Телефон для заказов и справок —
8 (499) 241-07-40.
12:00 — 20:00 (по рабочим дням),
12:00 — 19:00 (по выходным).

17 февраля 2013. Начало в 18.00. Гостиная, 7 этаж.
Спектакль по пьесе В. Шендеровича «Ай донт андестенд»

Комедия и немножко себе мелодрама. Всем уехавшим и оставшимся...
Роли исполняют актеры из Чикаго (США).
Режиссер — Сергей Коковкин.
Организатор — Королькова Т.Е.

Ему за 70. Вульфу Мойхелевичу Гольдинеру была уготована судьба эмигранта: сын увез его в Америку. Он человек, менталитет которого сложился при советской власти. Ему трудно приходится в стране, языка которой он не знае, и узнать уже не в состоянии, а образа жизни не принимает.
Она молода. Миссис Уотсон, которая в прошлом была Женей Равинской, но давно стала настоящей американкой. Она свободный в своих поступках и мнениях человек.
Судьба свела этих двух людей в квартире Гольдинера на Брайтон Бич.
В пьесе Виктора Шендеровича "Потерпевший Гольдинер" три персонажа: Он, Она и Время.

 

Из интервью с Сергеем Коковкиным:
- Я хорошо знаю и глубоко уважаю все, что делает Виктор. И очень обрадовался, когда узнал, что он пишет пьесы. В Доме актера я веду Клуб драматургов, куда приглашал его читать свои драматические тексты. В этом сезоне у нас, в театре Сатиры, прошла успешная премьера его “Вечернего выезда общества слепых”. В новой пьесе “Потерпевший Гольдинер” мне показался интересным диалог двух поколений, в котором явственен стык двух миров. Она - молодая, он - пожилой, она - американка, он – человек, выросший в Советском Союзе, продукт прежней жизни с упрямой упертостью сознания. Гольдинер двадцать лет живет в Америке, не пытаясь интегрироваться в новое для него пространство. Он заперт от жизни, оставаясь в замкнутой клетке своего мирка. Он пропустил эти двадцать лет. Мне интересно его столкновение с американкой, женщиной, вызывающей у него неприязнь, даже – отторжение, но именно она заставляет его иначе взглянуть на мир и свое предназначение в нем.
- Вы выделяете в этой пьесе политический контекст?
- Политика сиюминутна. Здесь иной счет времени. В этой пьесе три героя: Он, Она и Время. Какой здесь политический контекст? Мы говорим о разнице мировоззрений.
- Я увидел в этом старике одинокого больного несчастного человека.
- Это поколение ее отца. Оказывается, нельзя все списывать на время. Любое время можно прожить по-разному. Прожить его честно – очень трудно, но другого выбора для человека нет. Эта очень современная пьеса. Она не про вчера, она про сегодня. Даже про завтра. Там много слоев. Когда я несколько лет назад встречался с Эдвардом Олби, я репетировал с Татьяной Дорониной в его пьесе “Кто боится Вирджинии Вульф?” Я играл Джорджа, она - Марту. Я начал расспрашивать автора о его замысле и тогда самонадеянно произнес: “По-моему, мы вскрыли все уровни, все слои вашей пьесы”. Он посмотрел на меня внимательно и спросил: “Все шесть?” И я заткнулся. (Смеется.) Так вот, возвращаясь к нашему спектаклю, мы пытаемся вскрыть “все шесть”... Может быть, у Виктора Анатольевича их и не шесть, но вскрыть хочется все, что есть.
- Оригинальное название пьесы – “Потерпевший Гольдинер”. Почему для американской премьеры вы решили изменить его?
- Я предложил Виктору несколько названий, и его зацепило это. “Потерпевший Гольдинер” не создает проблемы. Это – частный случай. А “Айдонт андеРстенд” (Сергей Борисович смачно произносит эти слова, ударяя на каждый слог и особо выговаривая “Р”. – Прим. автора.) – это закрытая стена, преграда непонимания приехавшего из Советского Союза человека. Он не понимает языка, не понимает этой жизни. Не понимает и не принимает, потому что не приспособлен к другой жизни. Он – продукт коллективного мышления, которое лишает человека своебразия, собственной индивидуальности, человеческого достоинства одиночки.
- Как вам работается с актерами?
- Марина Карманова и Слава Каганович – замечательные артисты. Мы досконально исследуем текст, разбираем характеры наших персонажей, пытаемся существовать в жанре психологического театра. Мне очень интересно с ними работать, и мне кажется, мой метод им тоже внове. Актеры говорят, что не ожидали такой работы. Тем любопытнее будет увидеть результат!